З біноклем без черги!
message field image

Подобається Theatre.love? Зробімо його кращим разом!

Theatre.love - це соціальний проєкт, що популяризує та розвиває театральне мистецтво України, роблячи театри ближчими до людей. Якщо тобі близька така ініціатива – ти маєш можливість підтримати Theatre.love фінансово і вплинути на його подальше майбутнє.

Підтримати проєкт
Браво!
image
Виталий Малахов: «Театр на Подоле – современный театр, поэтому я приглашаю молодых режиссеров»
326
0
0

Виталий Малахов: «Театр на Подоле – современный театр, поэтому я приглашаю молодых режиссеров»

Художественный руководитель и режиссер Театра на Подоле Виталий Малахов рассказал Theatre.love о планах в театре, благотворительности и спектаклях

Виталий Малахов – украинский театральный режиссер, художественный руководитель-директор Театра на Подоле. Лауреат национальной премии Украины им. Т. Г. Шевченка в области искусства 2008 года.

Я очень боюсь в себе синдрома Ирода, поэтому приглашаю молодых режиссеров, потому что не хочу, чтобы ждали, пока я умру.

Я руковожу театром со дня его основания

Как-то я спросил у своего учителя «Что самое главное в режиссуре?», и он сказал: «Быть, а не казаться. Заниматься режиссурой, а не чем-то другим ». Не лгать, быть готовым в любой момент отчитываться по любому вопросу перед труппой – это у нас осталось еще с тех времен, когда был театр-студия. И заниматься искусством. Я могу сказать странную вещь, я не придерживаюсь принципа «Театр – это семья». У меня есть семья, а это – работа и, я считаю, мы здесь должны собираться для того, чтобы выполнять ее. Мы должны понимать, что мы делаем одно и то же, должны придерживаться определенных этических норм. Классический славянский театр был действительно как театр-семья, когда Щепкин старел, его продолжали держать в труппе, кормили, приводили на все спектакли, еще что-то. Семейные династии развивались и это поощрялось.

Нынешний театр, как и все продукты капитализма, отстраняет людей от продукта. Сегодня актер работает в 25 театрах, в антрепризах и он не будет любить один театр и не будет считать его своей семьей. И с этим нельзя бороться. Я считаю, что в идеале нужно попытаться сохранить смесь всего этого, огромное значение в театральной деятельности имеет ансамбль, когда люди чуть больше понимают, чувствуют друг друга. Если брать принципы, я о этом неоднократно говорил, хотел бы снова поставить «Вертеп» Валерия Шевчука. Этот текст 18 века, адаптированный на современный украинский язык, первая часть которого посвящена царю Ироду – я всегда рассматривал его как очень негативного персонажа, но вдруг я задумался: «А что же он сделал?». Ему просто сказали, что родился тот, кто должен заменить его на троне и он от этого сошел с ума. Я очень боюсь в себе синдрома Ирода, поэтому приглашаю молодых режиссеров, потому что не хочу, чтобы ждали, пока я умру.

В Советские времена, когда далеко не все театры думали о коммерциализации и монетизации, у нас возникла идея поехать на гастроли в Западной Сибири. Театр на Подоле, с первых лет своего существования, начал зарабатывать себе на новую сцену. Мы были созданы как театр-студия. Тогда я заключал соглашение с городом и мне давали помещение для театра, которое я должен был обслуживать сам. Но нам немного повезло, потому что до этого мы были в Молодежном театре и у нас уже было несколько спектаклей, поэтому мы могли начинать играть с первого дня. Но когда мы пришли, в помещении не было ничего: ни фонарей, ни звука, ни одежды сцены, не было также средств, чтобы платить зарплаты, и нужно было решать эти вопросы.

Нам в жизни очень помогал Андреевский спуск и здесь была организация, что вывозила бригады украицев в Сибирь, которые работали там шесть месяцев, а потом возвращала их сюда, и вывозила другую группу. Мы ездили четыре раза в год, нам оказывали вертолет, чтобы мы могли перевезти свои пожитки, и нам очень хорошо платили. Приехав с первой поездки мы заработали 50 000 рублей, на эти средства мы купили звуковую и световую аппаратуру, костюмы, сцену, стулья, тогда же за 3000 можно было купить квартиру и машину. Сейчас мы работаем с нефтегазовой компанией по такому же принципу. Мы уже были в городах под Полтавой, Винницей. И я считаю, что это хорошая практика, ты словно попадаешь в прошлое, в котором не знают, что Советского Союза больше не существует, мы берем туда хорошие спектакли и люди счастливы. Там очень приятный зритель, неприхотлив, благодарен.

Как меняется Театр на Подоле

За последние 5 лет Театр на Подоле изменился не только внешне, но и изнутри. Во-первых, собственная сцена многое изменила, потому что даже старые спектакли, которые сейчас идут у нас на большой сцене – «На дне», «Дядя Ваня», «Предчувствие Мины Мазайла» – очень отличаются благодаря техническому оборудованию. И если мы, а самое главное – наши зрители всегда прощали театру какие-то технические недостатки, например, – свет не успели поставить, потому что «они передвижные, они только заехали», то уже на собственной сцене недостатки очень лезут в глаза. Во-вторых, в самих актеров совсем другие ощущения, когда выходишь на большую сцену. Спектакль – это не только то, что происходит на сцене, зрители также полноценные участники спектакля, поэтому зал также к чему-то обязывает. В-третьих, мы очень волновались, ведь мы много лет провели в некомфортных внесценических условиях и лично я очень боялся, что актеры войдут в вальяжную и расслабленную форму, потому что их будут кормить в собственном буфете, они будут иметь удобные душевые, туалеты. Ведь много лет, когда мы работали в Гостинном дворе, гримерные комнаты были ниже уровня канализации, там не было туалетов, во время спектакля актеры не могли выйти в туалет. У девушек стоял биотуалет, а у мужчин не было ничего. И к этому привыкли. Сейчас в это даже не верится, когда рассказываешь, хорошо, что мы сняли на пленку, на видео. И вообще вся форма театра она обязывает.

Поскольку мы начали говорить, что Театр на Подоле – современный театр, я решил приглашать современных молодых режиссеров: у нас уже ставили свои спектакли Стас Жирков, потом Давид Петросян, Максим Голенко, сейчас работаем с Сергеем Павлюком и на начало года договорились о сотрудничестве с Иваном Урывским и Тамарой Труновою, таким образом мы завершим антологию молодых режиссеров. И начнем приглашать амбассадоров классики, мамонтов режиссуры. Раскрою секрет – мы хотим на май следующего года пригласить грузинского режиссера Автандила Варсимашвили, который в театре Франка поставил «Ричард ІІІ», также я общался с Андреем Билоусом и Дмитрием Богомазовым, чтобы они поставили по одному спектаклю, таким образом, так у нас будет собрана палитра украинского театрального искусства.

Когда речь идет о молодых режиссерах, то я предпочитаю украинской или мировой классике, но можно ли сказать, что Голенко ставил классику? «Зойкина квартира» Булгакова – это классика, Урывский будет ставить «Каменного хозяина» Леси Украинки – это тоже классика. Петросян хочет поставить Вырыпаева, который на сегодняшний день не совсем неизвестный драматург, але это современная классика. Поэтому мы сохраняем идею возвращать словам и текстам их первичную эмоцию. Потому что если очень часто ставить какой-то спектакль, то замыливаются глаза и каких-то вещей мы уже не заметим, а возвращать первичные эмоции - это важно. И наш девиз, который мне очень нравится, – «Театр не для всех. Театр для каждого». Мы стараемся, как говорится, в лесу видеть деревья. То есть понимать, что есть разные люди, и могу вам откровенно сказать, что мне не все нравится в спектаклях, которые ставят молодые режиссеры, но каждый из них имеет свою публику, своих  зрителей. Например, у меня были очень большие сомнения в спектакля «За двумя зайцами» , но я встретил одного почтенного человека, которому до вчерашнего доверял, и он сказал: «Ой, были у вас на последней премьере, Зайцы - это лучшее из всего, что я видел за последние 10 лет в Украине».

Благотворительная деятельность и инклюзивность театра

В Театре на Подоле активно развивается благотворительная деятельность, это направление возникло у нас давно. Когда я ставлю спектакли, я стараюсь погружаться в атмосферу. Было время, когда я работал режиссером на радио и у меня возникла идея сделать воспитанникам интерната для детей с плохим зрением аудио антологию украинской литературы для слепых. Эти комплекты мы разослали по всей Украине, один увезли с женой на проспект Правды. И меня поразило, что дети, для того чтобы прочитать стихи, становились к нам задом, потому что не видели, где мы сидели, а потом их разворачивали к нам. Они ходили в классы, проводя ручками по стенам, где шрифтом Брайля было написано «1-А» или «1-Б» Изначально мы с семьей помогали интернату, а затем присоединились к этому делу театром. Впоследствии, у нас возник проект «Откуда берутся дети?» вместе с нашим партнером «Life» мы объехали 27 городов Украины, а вырученные средства отдали на благотворительность. С тех пор это стало целенаправленно, и у нас появился партнер – «Отчий дом». В них каждый ребенок – это история, по которой можно снимать сериал. Одного ребенка била мать, лила ему кипяток на голову только потому, что он черный, но его усыновила семья из Америки и он стал эстрадной звездой. Вторую девочку мать выбросила в Черкассах и ее до 14 лет воспитывали собаки. От еще одного 11-летнего мальчика отказались родители, написав, что это наш неудачный проект.

В рамках проекта «Театр для каждого» мы уже воплотили множество хороших идей. В этом году, 3 декабря, в Международный день людей с инвалидностью, мы будем сотрудничать с Николаем Подрезаном, который объехал 80 стран мира на тележке и пронес флаг Украины. Мы пробовали проводить спектакли для родителей, которые могут привести сюда детей, с которыми актеры изучают театр кукол, а взрослые в это время могут посмотреть спектакль. Хотим сделать титрованные спектакли и с сурдопереводом, долго искали устройство, на котором это можно будет воплотить, и решили, что это будут планшеты, прикрепленные на предыдущие кресла. Кому нужно – пользуется, кто не хочет – не берет. А вообще «Театр для каждого» больше выражается в том, чтобы в театр приходили и те, кому нравится «Орестея» , и те, кому нравится «За двумя зайцами».

О спектаклях

За этот сезон в Театре на Подоле было 10 премьер, на 33-й сезон у нас такие же большие планы. Мы хотим поставить спектакль, некогда шедший в Театре русской драмы имени Леси Украинки «ОБЭЖ» (Общество белградских эмансипированных женщин). Это очень интересный спектакль, потому что там 17 женских ролей. Можно привлечь весь женский личный состав. Мы сотрудничаем с посольством Сербии, они помогли нам с переводом. История очень актуальна, так как сейчас есть множество клубов, женских союзов и, собственно, этот спектакль о том, как, будучи общественными деятелями, родители забывают о детях, как бы работая над развитием семьи, уничтожают ее. Ми должны наконец-то показать «Серые пчелы» с Богданом Бенюком. Еще у нас будет Иван Урывский с «Каменным хозяином», затем – Тамара Трунова. Я давно хочу поставить, и у нас уже есть перевод, который совершил Виктор Морозов, – пьесу «Костюмер». Валерия Федотова на малой сцене должна ставить «Шинель». Возможно, Игорь Матиив будет ставить «Любовь в стиле барокко» Ярослава Стельмаха. Думаю, что мы попробуем открыть малую сцену там, где у нас открытая площадка – это самое красивое место в театре. И планируем сделать такой проект, который условно называется «Попытка полета» – предоставлять молодым театрам играть свои спектакли в нашем фойе, уже в августе у нас будут рушковцы.

Знакомство с театром как первое свидание, для знакомства с театром на Подоле надо смотреть «Зойкину квартиру». Лично я еще очень люблю «Вернисаж на Андреевском». Но если нравится что-то более интеллектуальное – рекомендую смотреть «На дне», «Шестеро характеров ненаписаной комедии».

Когда у меня спрашивают, хожу ли я в другие театры, я обычно отвечаю: «Вы видели когда-то шахтера, который в свои выходные дни ходит в другую шахту посмотреть, как добывают уголь?». Но в театры я конечно хожу, когда мне говорят, что это стоит посмотреть, я посещаю премьеры, на которые меня приглашают, ходил даже на «Кицюню» в Дикий театр. С последнего мне очень понравилась «Зойкина квартира». Мне импонирует, как работает Давид Петросян. Я очень люблю Бенюка, очень, а спектакль «Все мои сыны» мне нравится даже больше, чем «Ричард ІІІ».

О будущем театров Украины

Я бы хотел, чтобы перестали говорить, что украинские театры направляются в Европу или Азию, и чтобы мы больше чувствовали самоценность. Я считаю, что украинский театр достоин того, чтобы никуда не идти, поверьте мне, я видел спекткли за рубежом. Украинский театр должен развиваться так, как он развивается. Есть какие-то тенденции – хорошо, но не нужно идеализировать. В Европе огромное количество очень плохих спектаклей. И я надеюсь, что в ближайшее время украинский театр станет более романтичным, у нас появится новая романтика, после постмодернистского общемирового осмеяния и иронии, и «DreamWorks / Мечты оживают» – это уже первая ласточка, что летит в этом направлении.

Особистості

Якщо люди знатимуть українських акторів, дивитимуться з ними кіно та цікавитимуться ними як...

«Ми живемо в той час, коли музика у кожного своя. І це найпрекрасніше, що може бути».

Ми завітали за лаштунки театрального фестивалю «Кіт Ґаватовича»в неділю по обіді, щоб...

У нього багато талантів і заокеанська техніка майстерності. Його називають людиною-хамелеоном....

Кажуть, 1 липня – День режисера. З цієї нагоди підбірка цитат про режисуру і театр з інтерв'ю...

Максим Голенко про коломийський та миколаївський театри, керування театральною студією та...

Вас може зацікавити

Театр на Подоле
Сто тысяч
Театр на Подоле
Предчувствие Мины Мазайло
Театр на Подоле
На дне
Театр на Подоле
Полоумный Журден
Театр на Подоле
Сильнее страсти, больше, чем любовь
Театр на Подоле
Сойкино крыло
Театр на Подоле
Вечно живые
Театр на Подоле
Вернисаж на Андреевском
Театр на Подоле
Откуда берутся дети?
Театр на Подоле
Дневник молодого врача
Театр на Подоле
Я - Мария Каллас
Театр на Подоле
Мой век
Театр имени Ивана Франка
Грек Зорба
Антреприза
Бенюк и Хостикоев
О мышах и людях
Театр на Подоле
Шестеро характеров ненаписаной комедии
Театр на Подоле
Продавец дождя
Театр на Подоле
Дядя Ваня
Театр на Подоле
Разве ревут волы, когда ясли полны?
Театр на Подоле
Каин XVIII
Театр на Подоле
Серые пчёлы
Театр на Подоле
Got to Be Free, Или Должен Быть Свободным