З біноклем без черги!
message field image

Подобається Theatre.love? Зробімо його кращим разом!

Theatre.love - це соціальний проєкт, що популяризує та розвиває театральне мистецтво України, роблячи театри ближчими до людей. Якщо тобі близька така ініціатива – ти маєш можливість підтримати Theatre.love фінансово і вплинути на його подальше майбутнє.

Підтримати проєкт
Браво!
image
Винсент Меттель: «Я иду собственной дорогой и не ставлю спектакли на потребности или ожидания публики»
463
0
0

Винсент Меттель: «Я иду собственной дорогой и не ставлю спектакли на потребности или ожидания публики»

Украинский режиссер Винсент Меттель о театре, кино и искусство.

Винсент Меттель – режиссер, актер и сценарист, основатель Серого театра чувственного психоанализа и авангардного Театра*Кино. На его счету 8 театров, 15 лет в кино, 17 поставленных спектаклей, участие в 21 телепроекте, 28 отснятых фильмов и более 50 написанных книг. В прошлом году украинца была представлена кинолента «Восемь», ставшая первым солофильмом в мире, то есть все роли на съемочной площадке (всего 21 функция) выполнял Винсент Меттель.

Я не помню ни одного случая, когда мне хотелось бы изменить имя

У меня родители – деятели искусства, поэтому решили меня назвать в честь любимого художника Винсента Ван Гога. Я не помню, в каком классе родители спросили: «Может быть, тебе какое-то обычное имя себе взять? Ты подумай, потому что мы так дали...», я тогда ответил: «Нет». Я не помню ни одного случая, когда мне хотелось бы изменить имя. Я всегда был очень благодарен родителям за него и мне оно нравится, я чувствую его своим.

«Творец должен быть больше компилятором»

Закончив экстерном школу, я не знал, куда мне поступать. И с этим мне помогла моя мама, которая несколько лет подряд замечала, что я с огромным увлечением смотрю церемонию «Оскар». И она мне предложила поступить на актерский факультет, что дало начало моей творческой жизни.

Меня всегда учили родители, не нужно кому-то подражать, нужно быть собой. Поэтому есть люди, которых я очень уважаю, – это Дэвид Финчер, Кристофер Нолан, Даррен Аронофски и этот список можно продолжать вечно, но в наше время, мне кажется, в наше время не так легко сделать что-то новое. Поэтому творец должен быть больше компилятором и я не чувствую какого-то угнетения совести из-за того, что я заимствую. Я просто делаю это у многих людей и объединяю в то свое. Это бывает довольно интересно, например, был такой инцидент, когда я в восьмой или десятый раз просматривал «Мулен Руж» и я увидел, что есть сцена, которая очень перекликается с моей книгой. Это очень похоже на ностальгию или дежавю и в искусстве это также ощущается.

Фото со спектакля «Алиса и Принц»

«Серый театр – единственный театр, в котором нет комедий»

Я ставил спектакли во многих городах и даже делал собственные попытки постановок, но мы с моей бывшей женой Вильгельминой подумали, что стоит создать свой театр, который будет удовлетворять потребность делать нестандартные спектакли. Так возник Серый театр – единственный театр, в котором нет комедий, и это наша принципиальная позиция. Мы сразу решили, что нам нужен нишевый зритель, который будет ходить именно на наши спектакли и будет заинтересован нашей тематикой и стилистикой.

За время существования Серого театра у нас на кастинге побывало более 3000 актеров, а для первого спектакля это было 700 человек.

Мы довольно долго думали над названием для театра, потому что хотелось бы объединить в ней все, что мы передаем своим творчеством. Да, мы определились с названием «Серый театр», ведь это уникальный цвет и хотя все привыкли, что он банальный и неинтересный, у нас в театре нестандартные спектакли. Чтобы зрители сразу понимали, что мы делаем, мы решили к названию добавить еще часть «чувственного психоанализа». Как режиссер я в своих работах стараюсь погрузиться в психоанализ из-за любви к Фрейду и психологии, а чувственный я бы назвал даже эротическим направлением. Обычно слово «эротический» воспринимают как «порнографический», но я против обнажения ради обнажения. Мне нравится именно сексуальность, то есть, когда актер нравится своим поведением на сцене. Кстати, у нас были очень большие проблемы с кастингом, потому что у меня было представление, как должны выглядеть актеры: они должны быть не только красивыми, но талантливыми, которые понимали бы меня, потому что я люблю в своей режиссуре использовать принципы не только классического Константина Станиславского, но и не менее известного Антонена Арто. За время существования Серого театра у нас на кастинге побывало более 3000 актеров, а для первого спектакля это было 700 человек.

Фото со спектакля «2046»

Если хотите сложнейший материал с крутыми поворотами сюжета и удивлений, вам в Серый театр.

Наш первый, дебютный спектакль – это «Фантазм». Перед премьерой было очень страшно, потому что мы не знали, что ожидать, но хорошо, что театр функционирует именно в Киеве – наиболее развитом городе в Украине, и спектакль прошел очень хорошо, были интересные эмоции. Следующим был спектакль «Алиса и Принц» – это сочетание «Алисы в стране чудес» и «Маленького принца». Я очень люблю эти книги и мне нравится их метафоричность, поэтому именно они – главные персонажи. Конечно же, это не было бы психоанализом, если бы они не оказалась в психиатрической клинике, не лечившихся от наркомании и тому подобное. «Алиса и Принц», я считаю, – лучший спектакль в Сером театре.

Мне очень нравится совмещать театр и кино, так в Сером театре есть несколько постановок, где фильмы перенесены в спектакли. Это «Основной инстинкт», «Любовное настроение» моего любимого гонконгского режиссера Вонга Карвая, его же «2046» и постановка «Она» об искусственном интеллекте. Что мне нравится в кино и я стараюсь перенести в театр, то это – твисты (прим. ред. – крутой поворот сюжета, что меняет восприятие происходящего). Поэтому, если хотите сложнейший материал с крутыми поворотами сюжета и удивлений, вам в Серый театр.

Фото со спектакля «Она»

«Какой человек, какое настроение – такое и искусство»

«Театр*Кино» основан 1 марта этого года и работает в нескольких измерениях, то есть за один вечер зрителям демонстрируют и фильм, и спектакль. Мне всегда как режиссеру хотелось, чтобы люди также определились, что они больше любят? Видеть уже все спланированное, смонтированное, когда каждый день так как вчера, или то, что происходит прямо сейчас и то, что живое. Не скажу, что для меня кино не живое, просто это больше режиссерская жизнь, а театр – актерская. Спектакль и фильм не всегда связаны между собой. Иногда мы делаем в одном жанре, а иногда экспериментируем и показываем в один день очень тяжелый триллер и легкую комедию. В этом плане я очень люблю режиссера Андрея Жолдака, который также на меня повлиял как театральный деятель. У меня была возможность часто ходить на его спектакли, и например, в постановке «Месяц в деревне», в которой пять актов, он менял местами сцены, акты, музыкальное сопровождение и это было круто. Мне нравится, что искусство такое живое и разнообразное. Какой человек, какое настроение – такое и искусство.

Фото со спектакля «Д»

Вообще я организовал еще один театр, чтобы иметь возможность еще больше экспериментировать.

Основной спектакль у «Театр*Кино» – «Д», которая перешла из Серого театра, так как не соответствовала по жанру и стилистике. Я написал эту пьесу, когда мне было 22 года, то есть 11 лет назад и я очень изменился за это время. Было интересно поработать с этим материалом и у меня возникало ощущение, что это пьеса вообще другого автора. Поэтому я смог найти гораздо больше, чем то, что было написано, изменились и тональность, и даже главная идея. Вообще я организовал еще один театр, чтобы иметь возможность еще больше экспериментировать и его можно даже назвать авангардным театром.

Обычно показ спектакля и кино мы пытаемся уместить в два часа, хотя даже этого времени многовато, но иногда бывает и больше. Например, спектакль «Д» длится час, но я его сокращаю, чтобы показать потом полнометражную киноленту как триллер «Шестидесятники». Это трагедия о «Черном понедельнике», когда в Киеве в результате затопления Куреневки погибло много людей. Мы приняли этот факт как старт для нашей истории и сделали из этого триллер. Повыдумывали, что может произойти с людьми, которые застряли в бомбоубежище, а там есть выход в другое измерение. Также есть интересный фильм, который мы показываем, – «Моя голова». Часто говорят, что эта лента похожа на «Головоломку» от студии «Pixar», но этот сценарий я написал еще за восемь лет до выхода мультфильма.

Я иду собственной дорогой и не ставлю спектакли на потребности или ожидания публики.

Зрителям трудно одновременно воспринимать спектакли «Театра*Кино», потому что этот театр еще сложнее и более интеллектуальный, в отличие от Серого театра. Например, тот же спектакль «Д» – это антиспектакль, то есть текст противоположный тому, что идет на сцене: актеры играют одно, думают другое, а испытывают еще другое. И зрителям трудно успевать за развитием событий. Если другие режиссеры обычно делают эмоциональные качели, чтобы успокоиться и воспринять информацию, то я позволил себе этого не делать. По моему мнению, именно таким и должен быть студийный экспериментальный театр. Я иду собственной дорогой и не ставлю спектакли на потребности или ожидания публики.

«Телевидение – это масс-маркет для нужд маргинальной публики»

Я всегда очень не любил телевидение и хотя у меня на счету пятьдесят проектов, это то, от чего я иду в искусство. Ведь все же телевидение – это масс-маркет для нужд маргинальной публики и это обидно для меня. Не скажу, что я на нем ничему не научился, потому что кино помогает понять структуру, которая есть и в театре тоже. Если ты театральный режиссер, то обычно есть соблазн показывать бесконечные сцены, много диалогов, а кино нас заставляет делать картинку. Из-за этого спектакли становятся более динамичными, более выстроенными. Это то, чего не хватает в театре, я все-таки за режиссерский театр. Я присутствовал на каждои своем спектакле, каждый раз делаю какие-то замечания, ибо в противном случае – каждый перетягивает одеяло на себя. А в кино у меня наоборот бывают затянуты сцены из-за влияния театра, но тогда я оправдываю себя, что делаю режиссерскую и продюсерскую версии своей ленты – для себя и фестивального кино и для зрителей и проката в кинотеатрах.

«Это моя потребность и это моя жизнь»

Мне кажется, современному театру всего хватает, наоборот проблема в перенасыщении. Например, в советские времена театр – это чудо, таинство, это то, куда покупали билеты за полгода и безумно этому радовались, а сегодня это лишь развлечение. Я всегда различал понятия «искусство» и «культура», потому что для меня культура всегда звучала более маргинально и мне не очень нравится слишком большой выбор театров и спектаклей. Конечно, у меня также их два, но я себя оправдываю тем, что делаю нишевые проекты именно для своей зрительской аудитории. Мне очень нравится фраза «Писать можно только тогда, когда не писать ты не можешь», что я и пытаюсь делать в жизни. Это моя потребность и это моя жизнь.

Особистості

Якщо люди знатимуть українських акторів, дивитимуться з ними кіно та цікавитимуться ними як...

«Ми живемо в той час, коли музика у кожного своя. І це найпрекрасніше, що може бути».

Ми завітали за лаштунки театрального фестивалю «Кіт Ґаватовича»в неділю по обіді, щоб...

У нього багато талантів і заокеанська техніка майстерності. Його називають людиною-хамелеоном....

Кажуть, 1 липня – День режисера. З цієї нагоди підбірка цитат про режисуру і театр з інтерв'ю...

Максим Голенко про коломийський та миколаївський театри, керування театральною студією та...

Вас може зацікавити