З біноклем без черги!
message field image

Подобається Theatre.love? Зробімо його кращим разом!

Theatre.love - це соціальний проєкт, що популяризує та розвиває театральне мистецтво України, роблячи театри ближчими до людей. Якщо тобі близька така ініціатива – ти маєш можливість підтримати Theatre.love фінансово і вплинути на його подальше майбутнє.

Підтримати проєкт
Браво!
image
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя
33
0
0

Проблема в кубе: новое измерение воздействия на зрителя

Рецензия волонтерки Theatre.love на премьеру Молодого театра «Проблема в кубе».

11 декабря в Молодом театре состоялся спектакль «Проблема в кубе». Автором и режиссером постановки был Алексей Кужельный . В своей работе он вдохновился произведениями японского писателя и драматурга Кобо Абэ. Если вы не знакомы с ним и на спектакль пришли без представления о художественном мире художника, то после просмотра желание прочитать хотя бы одно произведение – непременно возникнет. Эта личность была одной из лидеров послевоенного авангарда в Японии. Его книги объединены темой поиска собственной идентичности в большом и равнодушном мире. Непосредственные отсылки в спектакле видим к роману «Человек-ящик», в котором лицо добровольно надевает на себя картонную коробку, отгораживаясь от внешнего мира, углубляясь в самопознания. Это буквально вызывает социальную смерть, ведь общество выбрасывает из системы такую личность, не желает подчиняться ее рамкам.

Сюжет как таковой отсутствует. Была последовательная смена эмоций и действия, перфоманс. Очень понравилось начало спектакля. Сначала показалось, что все действие будет происходить непосредственно вокруг зрителей, которые зашли в зал, где не было сидений. Затем гейша, грациозно стоя под лучом света, выдавала каждому белые маски. Это было таинственно и ритуально. Затем эти маски светились в темноте и было интересно наблюдать, как одни люди прикладывали их к лицам, а другие неподвижно держали в руках. Напоминало социальный поведенческий эксперимент. По периметру стояли актеры в масках и с коробками в руках, используя их как барабаны. Свет мерцал, движения актеров-инкогнито стали быстрыми и ритмичными, а передвижение гейши залом – плавными и изящными.

Когда все заняли места, было впечатление, что находишься где-то за границей. Столь необычным, современным и креативно-абстрактным был спектакль с японскими мотивами и синестезией чувств! Именно поэтому время пролетело со скоростью света. Мы отправились в магическое путешествие ассоциациями. Актеры надевали на голову коробки, кто-то заворачивался в них, отстранившись полностью от мира. Был среди них и верховный лидер, руководивший действиями маленьких «коробочек». Весь «сюжет» сопровождала пронзительная струнная музыка и одиночные удары «японки» в восточный инструмент. Она, кстати, сидела в стороне, как творческая сила или сама жизнь, что отошла на второй план, пока люди хаотично двигались в искусственной системе.

Далее было несколько интересных элементов, когда актеры играли вне сцены. Сняв маски и коробки, они пошли с кусками картона в зал и садились возле некоторых зрителей, начиная общаться с ними. Невербально. Через мимику, взгляды, жесты и мел, которым приглашали к переписке. Возле меня приземлился замечательный мальчик с темными глазами, что начал писать письмо Санте ... а когда дошел до «меня зовут ...», разломал мел пополам и с искренним энтузиазмом передал половинку мне. Далее мы загадывали желания на грядущий год и играли в крестики-нолики.

Этот выход из мира механической бесчеловечности – прекрасное решение, которое не передать из далекой сцены. Лишь наедине со зрителем: дав ему раскрыться и почувствовать свою уникальность среди остальной немой толпы (о чем, впрочем, и был весь спектакль).

Картонки собрали и отправили в большую коробку, словно письма Санти. Послания искренности и мечтаний. Актеры по очереди забирались высоко на пьедестал под луч, рассуждая о том, что значит быть собой, и как каждый чувствует свое «Я».

Из всего спектакля больше разочаровал финал. Или потому, что он наступил так быстро, или потому, что посыл и эмоция завершения была такой размытой, осторожной и контрастировала с эффектным началом спектакля. Некоторые люди вообще не понимали, или это конец и целесообразно выйти из зала. Предполагаю, что в этом мог скрываться творческий замысел, но сомнения остались.

Зрители первого ряда разбили стену, построенную между зрителями и актерами, взвалив коробки вниз. Мощная ассоциация с The Wall. Это неудивительно, учитывая, что Кобо Абэ был большим поклонником Pink Floyd. Возможность напоследок помусолить разбросаны коробки и пошутить на тему «возьму их домой для переезда» – неплохая игрушка. Но отсутствие актеров оставило нас в конце немного одинокими. Хотелось теплого прощания, сильных аплодисментов и «взрыва» в финале. Ведь они справились на отлично.

На спектакль советую идти всем, кто готов к необычному и впечатляющему. Если символизм и абстрактность образов вас не пугают – смело покупайте билет, не пожалеете. Сторонникам классического стиля и строгости форм лучше остаться в стороне, чтобы не разочароваться в таинственности знаков и глубине послания, что оставляет после себя перформанс.

Читайте также рецензию на премьеру театра на Подоле «Серые пчелы» здесь.

Волонтерка проекта Theatre.love Наталия Пузыренко.

Вас може зацікавити

Мельпомена просто неба