З біноклем без черги!
message field image

Подобається Theatre.love? Зробімо його кращим разом!

Theatre.love - це соціальний проєкт, що популяризує та розвиває театральне мистецтво України, роблячи театри ближчими до людей. Якщо тобі близька така ініціатива – ти маєш можливість підтримати Theatre.love фінансово і вплинути на його подальше майбутнє.

Підтримати проєкт
Браво!
image
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь
147
0
0

Мастерская – это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь

Коллектив Театральной мастерской Николая Рушковского о команде, основные принципы и ценности, ближайших планах и курьезные истории.

Театральная мастерская Николая Рушковского – киевский театр, созданный народным артистом Украины Николаем Рушковским та его выпускниками. Команда Theatre.love пообщалась с невероятными актерами Александром Сугаком, Евгением Ковырзановым, Дарьей Якушевой, Анастасией Зюркаловой, Станиславом Мельником и Александрой Эпштейн, а также с администраторкой Евгенией Балакиной и режисеркой Валерией Федотовой. Талантливые, умные, искренние, трудолюбивые, упорные ... Этот ряд можно продолжать бесконечно. Их Мастерская – это театр-дом, театр-семья и уже 6 октября они откроют свой новый сезон.

– Вы молодые, задорные, вас любит зритель, как думаете, в чем успех Мастерские?

Александр: Когда мы решили создать театр, мы еще учились. Для меня основой всегда была «Этика» Станиславского, которую сказали прочитать на первом курсе. Там действительно все четко прописано: «Если вы думаете в одном направлении, если вам комфортно друг с другом, больше вам ничего не нужно». Когда люди объединяются и все хотят, стремятся создать что-то, тогда получается хороший результат. Мы говорили о нашем желании преподавателям и много спорили с ними, некоторые стимулировали нас отказами «Это все хотят», «Каждый курс так говорит». И вот мы работали второй, третий, четвертый курс, подкрепляли это красивыми спектаклями, результатами, отзывами людей, что мы – сильная команда. И у нас действительно получился хороший состав, нет такого, что кто-то – гений, а кого-то наоборот, вытаскивают. Наша сила – в коллективе, в единстве. Всегда буду помнить слова Рушковского и Славинского , которые удивлялись и говорили: «Вы будто не из этого века, а еще с тех старых времен, когда не деньги объединяли, а цель и идея». По моему мнению, именно в этом успех мастерской.

Дарья: Видимо, не часто люди оказываются единомышленниками. Когда мы поняли, что чувствуем, думаем и мечтаем в одном направлении, а к тому же у нас было уже шесть дипломных спектаклей, было бы больно разойтись и распрощаться. За эти годы мы уже настолько слились, что было сложно представить, что каждый пойдет в другие театры или поедет в другие города. Мне кажется, наша сила не только в коллективе и единстве, а еще в мышлении в одном направлении и в этой школе, так как ни один курс не говорил, что у них было такае единство. Все только хотели, а у нас была в этом необходимость, внутренняя потребность. Как говорили наши мастера: «Если ты без этого не можешь, иди делай».

— Вы уже сказали, что у вас очень цельная такая команда, можно даже сказать, что похожа на семью. Расскажите, есть ли у вас распределение обязанностей в театре, кто за что ответственен?

Александр Сугак

Дарья: На самом деле наибольшую часть и основную административную обязанность берет не себя наш директор Александр Сугак. Мы пытались идти по пути профессиональных театров и расписывать на собрании труппы, кто за что отвечает, но нас так мало и мы почти все заняты в одних и тех спектаклях. Мы все работаем по совести, если я вижу какую-то работу, то я подхожу и делаю это.

Валерия: Это как в хорошей, воспитанной семье. Не то, что каждую пятницу у нас генеральная уборка, а каждый что-то сделал, убрал, принес. Это же так хорошо.

Александр: Еще одним из плюсов я считаю, что у каждого в коллективе есть своя суперсила. Настя Зюркалова всегда занимается фотографиями, дизайном, публикациями в соцсетях. Я с Ромой Щербаком умею что-то стучать-крутить, поэтому берем на себя декорации. Женя Ковирзанов умеет и знает, как выставить свет и кулисы, играет на гитаре и даже неплохой актер (прим. ред.: смеется). Мы, конечно, хотим конкретизировать, чтобы каждый отвечал за определенный цех, но, так как нас мало, не получается. Я четко запомнил слова Николая Николаевича Рушковского: «Не бойтесь делать больше». Это определенное такое кредо, залог успеха.

Дарья: Нам когда-то Игорь Николаевич Славинский рассказывал, что в поход не берут тех, кто ждет, пока дадут задание: «А что мне сделать?», «А чем я могу помочь?». Например, он не любил рыбалку или охоту, но всегда ждал ребят с приготовленным обедом в казанце. Поэтому самое главное не ждать указаний, а найти себе работу.

– Проводите ли вы вместе время вне театра?

Дарья: Понимаете, у нас театр занимает все время, что если мы идем куда-то, например, недавно были в кино, мы все равно идем с кем-то из Мастерской. Затем, если у кого из нас есть друзья, это все равно уже театральные друзья, мы их знаем и это уже одна компания. Нет такого, что мы пришли, сыграли спектакль, а потом каждый пошел гулять со своей компанией. Если мы идем на пикник с друзьями, мы все равно зовем кого-то из Мастерской. И это какой-то круговорот.

Мы и чай пить вместе ходим, и театр развиваем.

Анастасия: Когда мы учились, Николай Николаевич говорил нам: «Вы сейчас работаете вместе, вы не обязаны ходить пить чай вместе, но работайте на площадке хорошо вместе». Но так получилось, что нам вместе настолько хорошо, что нет смысла жизни друг без друга. Так что мы и чай пить вместе ходим, и театр развиваем.

– Вы очень много рассказываете о команде, расскажите, какие у вас есть ценности и принципы в театре?

Анастасия: Прежде всего, это взаимоуважение, мы стараемся услышать друг друга, всегда идем на диалог.

Александр: Пожалуй, самый большой отпечаток оставил Игорь Николаевич фразой Жванецкого: «Имей совесть и делай, как хочешь». Все, что сказала Настя, полная правда, но иногда мы сами нарушаем эти принципы. Есть понятие нарушить и гордиться этим или чувствовать безнаказанность, а есть, когда ты сделал пакость и тебе так стыдно, что хочется провалиться сквозь землю. И мне кажется, что главное в нашем коллективе – это понимание и прощение, потому что мы знаем, что кто-то сделал это не со зла.
Валерия: Я еще хотела добавить, что нет ни одной проблемы, которую бы ты принес в Мастерскую и не решил бы. Это может быть что угодно: проблемы в семье, тебя обидели, отсутствие денег, непризнание тебя или что-то еще. Еще ни разу не было такого, что ты пришел, поделился и тебе в ответ: «Держись там». Нет, были разные периоды, но ты приходишь, видишь всех и понимаешь, что бы ни происходило, ты все равно с этим справишься. Мы столько переплакали и пересмеялись вместе. Я даже помню один случай, когда звонила Сугаку и говорила: «Саш, не знаю, что делать», а он мне отвечал: «Лер, у тебя же есть я, Костя, Мастерская, чего ты?». И это правда.

Главное в нашем коллективе – это понимание и прощение, потому что мы знаем, что кто-то сделал это не со зла.

Дарья: Самым крутым мне кажется, что, в отличие от большого театра, тебе не нужно идти и что-то из себя показывать, чтобы «люди понимали, что я хорошо выгляжу, у меня много денег и я вся такая популярная». Нет, я прихожу к себе домой, в свою семью и делать кого-то из себя нет смысла, потому что мы знаем друг друга уже восемь лет. И это наслаждение, когда ты просто можешь быть собой.

Валерия: Когда коллектив едет на гастроли, я с ними не еду, поэтому стараюсь испечь им блины в путь. И раз, когда я провожала их, это было очень смешно, потому что я как сумасшедшая мамаша напекла блинов, прибежала на вокзал с пленочным фотоаппаратом и сказала: «Давайте становитесь, Саша держи блины, чтобы их было видно».

Александра: Лера очень часто готовит еду на репетиции. Ты приходишь и понимаешь, что можно позавтракать. На репетициях всегда будет, что поесть.

Дарья: Еще когда мы едем на гастроли, в поезде всегда играем в «Уно». Это тоже наша маленькая традиция.

– Какие еще у вас есть традиции в театре?

Дарья: Первая мысль, которая сразу возникает, это то, что нужно разобрать кулисы после спектакля. Мы сыграли спектакль и обязательно должны покинуть площадку, чтобы нам потом было приятно прийти и не важно устали мы или нет. Это традиция без выбора. У нас же еще одна замечательная традиция, даже наш преподаватель Сергей Сипливый говорил, что нужно ее хранить. Это традиция капустников. Вот если у кого юбилей, день рождения, свадьба или даже поминки, мы устраиваем такие мероприятия. Когда не стало Игоря Николаевича и Николая Николаевича и у нас были поминальные вечера, мы все равно пытались превратить это в творческую встречу, пригласить людей, связанных с ними, и сделать некий «поминальник», как назвал его Саша. И действительно капустники объединяют еще больше, ведь ты можешь делать все, что угодно.

– А есть какой-то общий девиз для вас всех?

Анастасия: Мы хотели театр-дом, театр-семью и в принципе мы это получили, потому что сами здесь убираем, делаем ремонт, декорации, но одновременно мы – настоящая семья, потому что любим друг друга, мы очень слились. Конечно, у нас бывают какие-то внутренние конфликты, но это все решается, как Лера сказала, как в хорошей семье мы можем сесть и обсудить все вместе. Мы всегда стремимся слышать друг друга, быть вместе и друг за друга.

– Сейчас в репертуаре 8 спектаклей, в которых поднимаются важные темы, расскажите как вы выбираете спектакли для постановки?

Анастасия: Конечно, есть спектакли, которые трудно продавать. Поэтому в последнее время мы стараемся ставить более легкое, комедийное, потому что мы понимаем, что людям хочется все-таки отдыхать душой.

Валерия: Я хочу сказать, что мы в любом случае выбираем материал для постановки с того, зацепил он тебя или нет, то есть вызвал какую-то эмоцию. Если это происходит, то спектакль в любом случае будет актуальным, мы же сейчас живем. Мне кажется, нет такого понятия как современный или несовременный. Если я прочитала «Бурю» и она меня зацепила, то она уже актуальная.

Дарья: Если все суммировать, то можно выделить три пункта. Во-первых, материал должен нас задеть. Во-вторых, это его актуальность на сегодняшний день. В-третьих, сможем ли мы его реализовать в этом пространстве, которое у нас есть, потому что мы понимаем, что для определенной постановки потребуется много денег, пространства, количества актеров или их разный возраст, поэтому все равно каждый материал мы должны адаптировать под наш театр.

Валерія Федотова

– Валерия, вы – режиссер спектаклей «Ослик должен быть худым» и «Andersen’s Fairy Tales», расскажите, как вы распределяли роли?

Валерия: Если раньше, я смотрела спектакли и пыталась подобрать актера по принципу «вот это он может сделать, здесь она отвечает такой героине, а еще здесь она похожа по характеру», то сейчас мне больше интересно открывать в человеке несвойственные ей качества. Например, если человек с позитивным характером, то дать ему отрицательного героя. Также бывает, что ты читаешь материал и видишь, кто кого будет играть. Так со сказками Андерсена, я сразу поняла, что Стас – это Ганс Чурбан, а Саша – Голый Король. То есть все сразу чувствуется, потому что, опять же, семья. У тебя начинаются ассоциации, потому что ты уже как сталкивался с этим. Но все зависит от материала для постановки.

–Вы много гастролируете, ездите на фестивали, поделитесь, отличается зритель в других городах?

Анастасия: Да, конечно. Он более внимателен и это чувствуется, что ему будто не хватает чего-то, они прям тянутся к тебе, а в Киеве все более избалованы.

Дарья: Нас очень пугали, что в Одессе избалован зритель, но за три поездки с шестью спектаклями могу сказать, что нас очень тепло принимали и Жене до сих пор пишут на фейсбук-страницу, когда мы приедем на гастроли. И тот зритель, который был на наших первых спектаклях, пришел и второй, и третий раз. На спектакле «По улице моей…» за сочинениями шестидесятников люди аплодировали стоя.

Александр: У меня о зрителях остаось яркое воспоминание из Харькова. Мы туда ездили со спектаклем «Чудики» и помню, что в зал люди такие вялые заходят, как будто их заставили прийти в театр и на их лицах было такое удивление: «Дети, что вы можете нам показать?». Потому что мы вышли такие молодые и будем Шукшина играть, но нам удалось побороть их энергетику и в финале зрители были довольны.

Фото с фестиваля «Мельпомена Таврии»

– Это не будет тайной, что все любят читать истории, поэтому расскажите о вашем самом курьезном случае, который встречался в театре?

Александра: Предлагаю вспомнить наш дипломный спектакль «Варенье» о старшем поколении, которая проходила в Театре на Печерске и в нем было много преувеличений. И самое страшное, что в нем было – это раскол (прим.ред.: раскол означает вызвать смех у партнера по сцене). И каждый персонаж считал своим долгом выйти на сцену и расколоть своего партнера или деталью одежды, или фразой, но именно для того, чтобы вызвать смех. У меня была тогда сцена с Таней Лялиной, которая сейчас работает в театре «Современник», и мы понимаем, что раскололись, заходим за сцену, и не можем остановить смех, а уже нужно выходить к зрителям снова. В таких моментах главное смотреть куда угодно (на пол, потолок, в сторону), но не друг на друга..

Станислав: Я всегда колюсь в сказке на моменте, когда становлюсь между братьями и говорю: «Брат, дай коня». Смотрю на Сашу, а он начинает: «Да ты даже разговаривать нормально не умеешь». Эта фраза действует моментально и я уже не знаю куда себя деть, как я только не собирался с мыслями.

н действительно пострадал из-за искусство, потому что так выкладывался на сцене, что даже не сразу заметил, что у него разбита рука.

Анастасия: Это, конечно, не очень смешная история, но она кажется очень интересной. Последняя наша премьера – «Последний день человечества». Когда мы готовили этот спектакль, на генеральной репетиции Рома Щербак, который играет Велина, порезал палец так сильно, что пришлось делать операцию. Он действительно пострадал из-за искусство, потому что так выкладывался на сцене, что даже не сразу заметил, что у него разбита рука. Вот и премьеру пришлось отложить аж на два месяца.

Дарья: В спектакле «SOS», когда еще играла Таня Лялина и мы были в другом помещении, на сцене по двум сторонам были открыты люки. И вот Таня за кулисами репетировала, готовилась, а потом мы слышим крик и понимаем, что она летит в люк, только тапочки остались.

Анастасия: Тоже история с этого же спектакля состоялась в прошлом году. У меня есть сцена, где я сижу на барной стойке в такой довольно пикантной позе и мы с Костей Темляком играем любовную сцену. В процессе я должна оттолкнуть его от себя, показать страсть и так случилось, что мы недопоняли друг друга, я оттолкнулась от Кости и упала вместе с барной стойкой. Самое смешное, что в следующей сцене получается Костя Стоянчев, который играет моего брата, говорит, «О, это Бетси, у нее дурной характер». Я в пылу сыграла эту сцену, что у меня действительно такой характер, повалила еще две табуретки и пошла за кулисы.

Дарья: Знаете, самое интересное, когда кто-то начинает рассказывать какую-то историю, то другой тоже говорит: «Я тоже о ней вспомнила, но думала, что это не смешно». Много историй, но никто не может решиться.

Фото со спектакля «Последний день человечества»

– Какие у Вас планы на будущее? Какие спектакли планируете поставить? Чем будете удивлять зрителей?

Александр: В новом сезоне планируем показать премьеру «Добро пожаловать!». Это инсценировка Хейфеца по пьесе венгерского автора Иштвана Эркеня «Семья Тотов». Эта постановка в центральном Венгерском национальном театре уже идет 50 или 60 лет! В ней будет очень много интересного, мы даже подключили балетмейстера, который помогает нам ставить народные элементы танцев. Затем у нас есть планы на Александра Довженко, Костя Темляк готовит сценарий. Лера хочет ставить Хармса. Еще к нам обратился наш крымский друг Игорь Алесин – студент Игоря Славинского. Он ставить дипломный спектакль-сказку и мы хотим попробовать.

— И напоследок, что для вас Мастерская?

Евгения: Для меня это семья, взаимопомощь и все, что связано со словом взаимно.

Евгений: Для меня это в первую очередь семья, братство, маленькая Запорожская Сечь. У меня такое ощущение, будто мы от всех отделились и сделали свой маленький кокон, в котором мы живем, помогаем друг другу, вместе работаем и отдыхаем.

Станислав: Это действительно так. Это то место, где ты имеешь право мечтать и говорить об этом не стесняясь, и тебя в этом поддержат и поверят в тебя.

Дарья: Мне кажется, это воплощение мечты и реализация тех профессиональных желаний, которых ты хочешь, и в том виде, в котором ты хочешь. Мы создаем тот идеальный театр, о котором каждый мечтает. Мы надеемся, что все будет только способствовать этому.

Для меня сейчас Мастерская – это та удача, тот шанс, который сейчас в наших руках, это как определенная судьба. Можно оставить ее в ящике или похоронить как талант, а можно это все расширить до невероятных пределов. И театр вырастет до небес, словно бобовое дерево.

Мастерская – это открытая возможность для экспериментов.

Валерия: Безусловно, это семья. Даже учитывая то, что я вместе со Стасом – подкидыш, но Стас хотя бы учился на предыдущем курсе. Но кроме этого, Мастерская – это место, где есть постоянный стимул становиться лучшим и есть возможность экспериментировать. Просто мне кажется, что само слово «мастерская» звучит интимнее, чем театр. То есть это то место, куда ты можешь прийти и подумать, что можно познать себя больше, а другим понять себя лучше. Это лаборатория, эксперимент для меня всегда.

Александра: Я, пожалуй, буду самым эгоистом. Потому что для меня Мастерская - собственный эксперимент, где ты можешь познавать себя, развивать и это всегда для меня определенный вызов.

Дарья: Я еще хотела подытожить, что мы все чаще сталкиваемся с тем, что на слово «мастерская» создает у людей впечатление студии, то есть многие считают, что мы еще учимся, мы – непрофессиональный театр и для рядового зрителя это слово звучит очень необычно. Поэтому очень точно подметила Лера, что мастерская – это открытая возможность для экспериментов. Поэтому хочется привлечь внимание зрителей, это слово звучит иначе.

Александр: Мы будем ломать этот шаблон и Мастерская станет эталоном лучшего в мире театра!

Особистості

Якщо люди знатимуть українських акторів, дивитимуться з ними кіно та цікавитимуться ними як...

«Ми живемо в той час, коли музика у кожного своя. І це найпрекрасніше, що може бути».

Ми завітали за лаштунки театрального фестивалю «Кіт Ґаватовича»в неділю по обіді, щоб...

У нього багато талантів і заокеанська техніка майстерності. Його називають людиною-хамелеоном....

Кажуть, 1 липня – День режисера. З цієї нагоди підбірка цитат про режисуру і театр з інтерв'ю...

Максим Голенко про коломийський та миколаївський театри, керування театральною студією та...

Must watch від рушковців

Театр «Сузір'я»
Новеченто (1900-й)
Молодой театр
Гагарин и Барселона
Театр на Подоле
Продавец дождя
Театр драмы и комедии на Левом берегу Днепра
Жизнь впереди
Театр на Подоле
У моего окна