З біноклем без черги!
message field image

Подобається Theatre.love? Зробімо його кращим разом!

Theatre.love - це соціальний проєкт, що популяризує та розвиває театральне мистецтво України, роблячи театри ближчими до людей. Якщо тобі близька така ініціатива – ти маєш можливість підтримати Theatre.love фінансово і вплинути на його подальше майбутнє.

Підтримати проєкт
Браво!
image
«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре
«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре
«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре
«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре
«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре
811
0
0

«Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически»: интервью с Богданом Гнатюком и актерами «Украденной красоты» о постановке и театре

Богдан Гнатюк – режиссер спектакля «Украденная красота» и актеры Анатолий Гнатюк, Владимир Николаенко, Алексей Паламаренко и Ирина Сопит о постановке, своих персонажах, современном театре и своих мечтах.

13 июля в театре «Сузирья» состоится последний в этом сезоне показ спектакля «Украденная красота», премьера которой состоялась 5 апреля этого года. Это история о журналисте-неудачнике (Анатолий Гнатюк), который узнает о скрытой коллекции похищенных картин и понимает, что это будет настоящая сенсация в журналистском пространстве.

Богдан Гнатюк – автор пьесы и режиссер спектакля – рассказал, почему именно такую идею для постановки он выбрал, что такое театральный слэшер и о том, как ему работать со своим отцом – народным артистом Украины, актером театра имени Ивана ФранкаАнатолием Гнатюком, которого вы точно узнаете как ведущего телепрограммы «Лото Забава», певца эстради и киноактера. Вместе с Богданом и Анатолием Гнатюками, актеры Владимир Николаенко, известный ролью Боди в сериале «Последний Москаль», Алексей Паламаренко – заслуженый артист Украины, актер театра Франка с арсеналом колоритных персонажев в спектаклях «Мартин Боруля», «Свадьба Фигаро», «Дамы и гусары» и актриса театра «Сузирья» Ирина Сопит – поделились мыслями о своих героях, рассказали о мечтах и взглядах на современный театр.

Богдан, «Украденная красота» – это уже вторая постановка в театре «Сузирья», драматургом и режиссером которой являетесь вы. Что привело вас с факультета социологии в театр?

Богдан Гнатюк: Я учился даже на факультете социологии-психологии и до 26 лет имел довольно обычную жизнь, но вместе с тем я с юности очень увлекался книгами и мечтал о литературной карьере и славе, поэтому писал новеллы, рассказы, у меня даже роман есть. Как я попал в театр? В 2013-14 годах я закончил работать на госслужбе и именно в то время к Алексею Павловичу Кужельному попало несколько моих рассказов. Тогда я и познакомился с театром как таковым и остался в нем, потому что это был шанс для моего литературного творчества. Как писатель я был очень одинок, ведь читателей было немного, а здесь, в стенах театра, на сцене я могу транслировать свои истории и я этим воспользовался.

Богдан Гнатюк

Сюжет кратко описан на разных информационных ресурсах, а в чем идея спектакля, откуда она возникла?

Богдан: Причин было много, почему именно такой спектакль, почему именно такая идея. Я встал перед вопросом и задумался «Что еще можно сделать на сцене?». Обычно в театре ставится или сплошная драма, или комедия. Кто-то пытается сделать технологический театр, например, как британский спектакль «Боевой конь» ( «War Horse»), где и лошадей выводят и танк викатывают на сцену, чтобы разыграть баталии Первой мировой. Казалось бы, сцена, но разные деятели по-разному пытаются найти какую-то новизну. Даже с этим детективом я не изобрел велосипед, такое еще в середине ХХ века было, но именно я предпринял попытку реализовать на сцене слэшер. Кстати, этот жанр придумала Агата Кристи, когда всех постепенно убивают, как в «Десять негритят». Затем эту концепцию принял американский кинематограф и есть гениальный пример «Техасская резня бензопилой» – его можно назвать первым арт-хаусом. Я хотел перенести этот жанр на сцену, но чтобы это была не просто цепочка убийств, а чтобы был определенный пул обреченных персонажей.

В этом спектакле задействованы актеры из разных театров, как происходил подбор актеров на роли?

Богдан: Я не принадлежу к тем театральным деятелям, которые устраивают кастинги. Я – пират нашего киевского театрального мира и смотрю на это романтически – кто хочет, тот и играет. Я в этом вижу художественный элемент – людей объединяет ситуация и судьба, а не подбор или кастинг. Я не знаю, кто из нас хороший драматург, кто из нас хороший актер, - это не нам решать. Я считаю, что самый большой талант закреплен за судьбой: как люди встретились, как люди захотели, а кто там лучше играет, лучше пишет – это вторично. Практика и мой опыт показывают, что это не главное. Много хороших актеров так и не сыграли на сцене, а много умных людей так и не написали своих произведений.

Алексей, Владимир, Анатолий, Ирина, расскажите о ваших персонажах.

Алексей Паламаренко: Знаете, на самом деле актер не должен рассказывать о своем персонаже. Все, что актер хочет сказать, он говорит своим персонажем на сцене, потому что бывает: «Я хотел там сказать о том, а я хотел показать это, а я хотел намекнуть на это», а зритель этого всего не видит. Поэтому то, что актер хочет сказать, он говорит прямо на сцене устами своего персонажа. Но скажу просто – для меня мир делится на тех, кто любит фильмы Тарантино, и тех, кто их не любит. С последними я дела не имею, я им сочувствую. А с людьми, которые любят фильмы Тарантино, я всегда найду общий язык. Собственно мой персонаж в определенной степени веяния Тарантино и Хичкока. Это тот случай, когда на сцене происходит убийство, кровопролитие, но скорее это черный юмор, черная ирония. Это все весело тем, что публика себя чувствует приятно-обманутой, потому что, в конце концов, театр – это умение красиво, мягко и художественно обмануть.

Владимир Николаенко: Мой персонаж – это дальнобойщик Евгений – очень смешной и интересный человек. Во-первых, он очень любознательный и интересуется всем вокруг. Во-вторых, как настоящий мужчина любит женщин. В-третьих, как настоящий мужчина, который любит женщин, любит деньги. И вот он думает, как быстрее это все забрать у корреспондента, которого играет Анатолий Гнатюк. Одним словом, он хочет любви, но не знает, где ее найти, и где бы он не остановился, обязательно найдет приключения на свою голову, так сказать. Это вообще интересная история, потому что никто не понимает, что вообще происходит, но каждый ищет то, за чем сюда приходит. В конце концов, конечно, никто ничего не находит, все растворяются в пространстве, создавая интригу для зрителя. И, чтобы узнать чем это все закончится, я призываю всех обязательно прийти в театр «Сузирья» и посмотреть этот спектакль.

Анатолій Гнатюк

Анатолий Гнатюк: Сначала я думал, что мой персонаж далек от меня и моего внутреннего мира, но когда начал работать, то оказалось, что это не так. Это персонаж, у которого были огромные планы, творческие мечты и в какой-то момент он понял, что не все они осуществились, и от осознания этого у него наступает внутренний грусть. Поэтому, когда у него появляется шанс сделать что-то очень важное для себя и своей профессии, он хватается за этот шанс обеими руками, несмотря даже опасности. Хочу процитировать отрывок из этого спектакля: «Одно дело – украсть энерготранспортные систему страны, ее заводы. Совсем другое дело – украсть у людей красоту. Красота – это и есть смысл жизни. Вот этого люди могут и не простить».

Ирина Сопит: Когда я только прочитала пьесу, я не представляла себя в этой роли, потому что она очень сложная, многогранная и только в конце надо показать свое истинное лицо. Но мне было интересно работать над этим персонажем, потому что раньше я играла легкие роли девочек или проституток, а здесь заложено очень много загадок, меняющихся эмоций и постоянно присутствует чувство страха, который мне не свойствен.

Анатолий, вы, кроме того, что играете в театре, являетесь еще ведущим лотереи «Лото забава», снимаетесь в кино и поете! Расскажите, какие еще таланты и умения у вас есть?

Анатолий: Умею и люблю делать своими руками, например, мебель из дерева. Ремонты нравится делать, но времени не хватает. Также я неплохой повар и, когда есть вдохновение и время, то радую жену своими кулинарными творениями.

Владимир, Ирина, Алексей, а как вы проводите свое свободное время?

Владимир: Я люблю выращивать разные цветы. Где бы я ни был, на каких гастролях, я всегда смотрю, какие на территории отеля выращивают интересные цветы и каких у меня нет. А методом прославленного мошенника я обязательно возьму взаймы цветочек в свою коллекцию, если это можно сделать. Также очень люблю водить автомобиль, путешествовать по Украине с семьей, поэтому мы уже ждем отпуска, чтобы наконец выехать хоть на Западную Украину попить водички, увидеть горы. Жизнь – это прекрасно.

Ирина: Ой, я обожаю петь. Мне вообще кажется, что актерская профессия была судьбоносной для меня. Я занималась пением с 7 лет и так получилось, что меня пригласили на обучение в Киевский международный университет и сказали: «Актер – это многогранная специальность: ты можешь и петь, и танцевать, и играть на сцене. И вообще, тебя многому научат ».

Алексей: Ой, знаете, на это надо отдельную передачу. Пусть это останется моей маленькой тайной.

Алексей Паламаренко

Как вы думаете, съемки в кино и телепрограммах помогают в театральной деятельности или наоборот мешают?

Анатолий: Для меня театр – это мой почва, моя основа. И уже, отталкиваясь от того, что я актер, я искал и нашел себя на телевидении в качестве ведущего, на эстраде как певец. Но главная моя профессия – это актерство, а дальше я или поющий актер, или телеведущий с актерскими способностями. И это помогает друг другу, потому что когда у тебя много работы и ты живешь в таком ритме, работаешь в разных сферах, то во время работы над образом в театре тебе помогает.

Владимир: Вы знаете, было бы большой ошибкой сказать, что для актера кино не дает толчка. Кино дает славу, дает познание и встреча артиста на улице начинается с «О, смотрите, пошел очень интересный артист». Но театр дает свою мощную энергию. Был случай, когда я очень спешил на репетицию спектакля «Наталка-Полтавка» в театре Франка и проехал на желтый цвет светофора. Меня останавливает полицейский и говорит: «И куда же мы спешим?». «Не поверите, так лечу в театр, так нужно попасть на 11:00 на репетицию». Он смотрит внимательно: «О, «Наталка Полтавка»? Тогда будьте осторожны и больше не нарушайте правила дорожного движения». Так что вот видите, театр приносит большую пользу, особенно для тех, кто ходит в театр.

Алексей: Я все-таки думаю, что помогают, потому что съемки и различные передачи являются дополнением к актерской профессии, это – другие проявления творчества, профессионализма.

Анатолий, как вам работать с сыном? Богдан, а вам – с папой?

Анатолий: Очень трудно и ответственно, потому что это родной сын и ты должен его не подвести. Ты должен быть готовым к репетициям. Интересно, потому что мне приятно, что он вырос в такого талантливого, интересного творца. Вероятно, это очень пафосные слова, но я отец и имею право их говорить.

Богдан: В чем-то трудно, в чем-то легко. Трудно, наверное, потому, что мы не всегда друг друга понимаем. А легко тем, что несмотря на всё, я могу на него положиться, ведь, что бы там ни было, это родной человек, родная кровь – и это самое главное. Тяжесть не только с отцом, но и с любым человеком в том, что мы вроде говорим на одном языке и одной профессией занимаемся, но каждый имеет свое мнение, у каждого свое восприятие.

Премьера спектакля состоялась 5 апреля этого года, расскажите о репетиционном периоде, как долго шла подготовка спектакля?

Богдан: Много, 8 месяцев. Или это гениальный спектакль, который за меньшее время поставить невозможно, или что-то пошло не так. Так случилось, потому что мы - идеалисты, перфекционисты и это все для того, чтобы уменьшить коэффициент лайновости. Поэтому 8 месяцев я боролся за то, чтобы спектакль был если не гениальным, то просто хорошим.

Богдан, планируете ли вы другие спектакли?

Богдан: Да, например, сейчас с Алексеем Павловичем Кужельным мы работаем над одним историческим ретро-шпионским детективом. Самое главное – это история. А дальше снимать, ставить, петь песни по этому поводу.

Владимир, Анатолий, Ирина, есть ли у вас роли, которые вы мечтаете сыграть?

Владимир: Мне иногда приходят мысли сыграть какого-то священника или предателя, или человека, который обманывает зрителя, то есть они надеются, что он хороший, а оказывается, что он полное зло. И потом, я еще люблю разговорный театр, я бы даже сказал, интеллектуальный, так как два часа разговаривать и держать зрителя на каком предельном уровне – вот этот театр мне очень интересен.

Анатолий: Я мечтаю сыграть в следующих пьесах и спектаклях моего сына. Это очень классная мечта.

Ирина: Я бы хотела сыграть кого-то в спектакле о Гуцульщине, Карпаты, потому что это мне родное, близкое. Или в историческом фильме сняться.

Ирина Сопит

Если говорить не об этом спектакле, а о театре вообще, как вы относитесь к современному театру? Чего по вашему мнению не хватает театру сегодня?

Богдан: Я очень плохо отношусь к экспериментальным театрам. Если сказать очень просто и агрессивно, даже скандально, я не люблю театр, когда голая сцена, люди измазанные гримом, белилами, какой-то грязью, бегают, кричат. А современный театр – это просто бесконечный студенческий этюд, замешен на определенном безумии, и этот прием ради приема. Мне это не очень интересно, потому что я не понимаю, как сидеть два часа и смотреть на это, ведь, чтобы удержать человека на месте, нужно продемонстрировать развитие определенной истории от А до Б, от Б к В. Поэтому это чудо, что люди приходят в театр и два часа смотрят ни на что, когда популярный актер под руководством популярного режиссера просто кричит, бегает по сцене. Если это существует, то это имеет право на существование, но я такой театр не признаю. Мы работаем по принципу «Меньше грима – больше текста, больше человечности».

Владимир: Вы знаете, это хорошо, что театр развивается. Во-первых, он имеет какое-то колесо вращения: от традиционного к поискам различных форм. Это очень интересно и очень приятно, что оно существует и привлекает зрителя. На каждые спектакли приходят, смотрят, следят, переживают, потому что те эмоции, которые даются актером зрителю, это дорогого стоит. Во-вторых, очень важно, что сейчас появилась новая режиссура – это очень интересно. Я помню, что в конце 90-х годов с появлением первых видеоплееров и распространением в прокате американских фильмов звучала такая мысль, что театр умирает, гаснет. Но в том и весь парадокс, что кино есть сегодня, ты можешь его посмотреть завтра и оно останется таким, каким ты его запомнил. А театр существует сейчас, в эту секунду, он должен создавать свою атмосферу, своего зрителя.

Алексей: Как можно спрашивать об отношении к театру у человека, который в нем работает? Это в первую очередь работа, иногда тяжелая, иногда утомительная, иногда вдохновленная. По отношению к новым веяниям театра, то, вы знаете – «Будет то, что уже давно было». Иногда нашим молодым актерам и режиссерам кажется что-то новым, но поверьте мне, что оно уже давно было. Просто все новое – это хорошо забытое старое.

Анатолий: Знаете, я очень позитивный человек, с открытым сердцем. Я готов на любые театральные эксперименты – как и принимать в них участие, так и смотреть на все это из зрительного зала. Другое дело, что мне становится грустно, когда я вижу эксперимент ради эксперимента, когда на сцене ходят неживые существа, потому что режиссер использует их как кукол. Потому что театр – это прежде всего живое искусство, которое рождается сейчас и на этом месте. Завтра уже будет совсем другое и это надо ценить, ведь для этого тоже приходят в театр, чтобы увидеть этот момент.

Владимир Николаєнко

Вы ходите в другие театры? Какие из последних просмотренных спектаклей вас поразили и вы бы порекомендовали посмотреть?

Богдан: Мне в свое время очень понравилась «Квитка Будяк» Станислава Моисеева . Там было все то, что мне по душе: четкая криминальная история с криминальным сюжетом, асоциальная идеология, эстетика.

Владимир: Вы знаете, я очень ленивый человек и за неимением времени мало хожу по театрам. Вообще спектакль, которий я сейчас ставлю в пример нашего театра, - это «Ричард ІІІ» – там и современная сценография, и музыка, и, конечно же, игра Богдана Бенюка , который от начала и до финала теряет человеческие души. У него есть интересный выход к авансцене, где он якобы захлебывается в той крови, в которой погубил все те души, и говорит «Я буду управлять страной, я дальше буду работать, жить, убивать». Это настолько по-актерски и режиссерски хорошо сделано.

Ирина: Меня поразил спектакль «День тишины» в театре «Особистости» . Он у меня вызвал довольно противоречивые и странные ощущения. Впервые после спектакля у меня в душе был необычный день тишины, мне нужно было время, чтобы найти слова и описать свои ощущения. То есть название полностью соответствует самому спектаклю. Каждому порекомендовала бы посмотреть спектакли Британского театра в кино – это нечто невероятное. Ты приходишь и наслаждаешься игрой, декорациями, сюжетом и хотя спектакль идет на английском языке, я поняла каждое слово.

Алексей: Всю украинскую классику однозначно. « Великие комбинаторы» с Анатолием Гнатюком и «Кин IV» с Назаром Заднипровским в главной роли. Если вас интересует новое, особое прочтение какого-то произведения, то можете сходить на спектакль «Лымеривна».

Анатолий: Мне очень понравился спектакль «Кориолан» Дмитрия Богомазова в театре Ивана Франка. Это современный театр мирового уровня как в режиссуре, так и в актерской игре. Этот спектакль прошел для меня на одном дыхании и это как Шекспир посмотрел в наше время. «Шельменко-денщик», «Великие комбинаторы», «Ричард ІІІ» с Бенюком – это то, что нужно увидеть. В Театре на Подоле это спектакль « Разве ревут волы, когда ясли полны?» в постановке Виталия Малахова. В театре «Сузирья» это спектакль «Постель брать будете?» в постановке Алексея Павловича Кужельного – я не люблю плакать как зритель, но режиссер так рассказал историю, а актеры так потрясающе сыграли, что вот это для меня сегодняшний театр.

Особистості

Якщо люди знатимуть українських акторів, дивитимуться з ними кіно та цікавитимуться ними як...

«Ми живемо в той час, коли музика у кожного своя. І це найпрекрасніше, що може бути».

Ми завітали за лаштунки театрального фестивалю «Кіт Ґаватовича»в неділю по обіді, щоб...

У нього багато талантів і заокеанська техніка майстерності. Його називають людиною-хамелеоном....

Кажуть, 1 липня – День режисера. З цієї нагоди підбірка цитат про режисуру і театр з інтерв'ю...

Максим Голенко про коломийський та миколаївський театри, керування театральною студією та...

Вас может заинтересовать